«За веру, царя и отечество»


В этом году исполняется 100 лет с начала Первой мировой войны – одной из самых масштабных и кровопролитных в истории человечества, унесшей от 2,7 до 4,5 миллиона (по разным источникам) жизней наших соотечественников.

Более семидесяти лет эта война преподносилась нам только как приведшая к Октябрьской революции, и минимум информации о тех, кто воевал, кто погибал. За что? За кого? И где?

Незаслуженно забытые герои, их подвиги – как мало мы знаем о них! Сегодня этот пробел трудно восполнить, многое уже безвозвратно утрачено, давно ушли из жизни участники тех событий. Хотя дело, конечно, не в этом, а в нашем отношении, в нашей памяти к тем людям.

Чтобы показать, как воевали и любили свою Родину русские солдаты, приведу лишь несколько примеров из исторических документов, включая мнение противника (материалы взяты из Интернета, автор Дмитрий Борисов – А. Л.).

Противник о русских

«Русский солдат отличается, без сомнения, большой храбростью… Весь социальный быт приучил его видеть в солидарности единственное средство спасения… Нет никакой возможности рассеять русские батальоны: чем опасность грознее, тем крепче держатся солдаты друг за друга…» – отмечал Ф. Энгельс в своем труде «Может ли Европа разоружиться».

Германский историк генерал фон Позек в работе «Немецкая кавалерия в Литве и Курляндии» отмечал: «Русская кавалерия была достойным противником. Личный состав был великолепен… Русская кавалерия никогда не уклонялась от боя верхом и в пешем строю. Русские часто шли в атаку на наши пулеметы и артиллерию, даже когда их атака была обречена на поражение, они не обращали внимания ни на силу нашего огня, ни на свои потери».

Вот отрывок из секретной аналитической записки германского Генерального штаба, составленной накануне Первой мировой войны.

«…Преимуществами русских офицеров являются хладнокровие и крепкие нервы, не сдающие даже в самых затруднительных положениях…».

Германский участник боев на Восточном фронте записал в своих воспоминаниях в 1915 г.: «…В течение нескольких часов весь передний край русских был под огнем нашей тяжелой артиллерии. Окопы были просто перепаханы и сравнены с землей, казалось, живых там не осталось. Но вот наша пехота пошла в атаку. И вдруг русские позиции оживают: то здесь, то там раздаются характерные выстрелы русских винтовок. И вот уже фигуры в серых шинелях показываются повсюду – русские поднялись в стремительную контратаку… Наша пехота в нерешительности замедляет темп наступления… Раздается сигнал к отходу…».

Эта стойкость русских солдат в обороне, нечувствительность к артиллерийскому огню, лихой порыв в наступлении отмечались как немецкими солдатами в 1914-м, так и их потомками в 1941-м.

41-й Сибирский

Среди русских солдат всегда выделялись и выделяются сибиряки. Вот что писал о них генерал А.В. Туркул – ветеран Первой мировой и Гражданской войн: «Я помню, как эти остроглазые и гордые бородачи ходили в атаку с иконами поверх шинелей, а иконы большие, почерневшие, дедовские… Из окопов другой норовит бабахать почаще, себя подбодряя, а куда бабахает – и не следит. Сибирский же стрелок бьет редко, да метко. Он всегда норовит стрелять по прицелу… Губительную меткость их огня и боевую выдержку отмечают, как известно, многие военные, и среди них генерал Людендорф».

При этом нужно иметь в виду, что Сибирские стрелковые полки не состояли на 100% из сибиряков. Так, согласно «Расписанию распределения новобранцев призыва 1913 г.», в 41-й Сибирский стрелковый полк (место дислокации г. Ново-Николаевск Томской губернии) было определено следующее число новобранцев: из Акмолинского уезда (современный Казахстан) – 80 чел., из Барнаульского уезда (Сибирь) – 230, из Гродненской губернии – 65, из Пермской губернии – 50, из Ломжинской губернии – 165, из Омска (Сибирь) – 189 чел. Таким образом, из новобранцев 1913 г. только 54% были сибиряками. Остальные бойцы, восприняв боевые традиции сибиряков и сибирских полков, приобрели такие же боевые качества уже в ходе службы.

Вот что еще удалось узнать о сибирских стрелках 11-й дивизии и 41-го полка и их подвиге.

«…К вечеру 13 июля (30 июня) от 11-й Сибирской дивизии, имевшей утром свыше 14500 штыков, осталось не более 5000. Прибытие свежих сил в лице туркестанских стрелков дало возможность частям 11-й Сибирской дивизии продолжить борьбу и еще раз оказать германцам сильное сопротивление.

14 июля на сборном пункте собралось всего 10 офицеров и 682 солдата из 41-го Сибирского полка. Это все, что осталось от полка, имевшего в начале боя утром 13 июля (30 июня) 53 офицера и 4190 нижних чинов. Потери полка составили 84%».

В результате Праснышского сражения 41-й Сибирский стрелковый полк потерял почти всех своих солдат и офицеров, но не пропустил многократно превосходящего врага. Отлаженная, превосходно снабженная артиллерией, огневыми припасами и питанием, лучшая в Европе германская стальная машина сломалась о дух сибирских стрелков. И это лишь одна из многих битв, в которой принимал участие славный 41-й Сибирский стрелковый полк.

Георгиевский кавалер

Несомненно, в Первой мировой войне принимали участие и наши земляки – жители Поспелихинского района. Один из них – Георгиевский кавалер Иван Шипиленко, который в свое время жил недалеко от нашей редакции на пересечении улиц Ленинской и Челюскина. К сожалению, сведений о нем сохранилось очень мало.

Вот что вспоминает о своем родственнике Галина Командина, которую я отыскал в заполярном Норильске.

– Это был мужчина невысокого роста. По рассказам мамы, знаю, что он ходил по деревням и копал колодцы. Видимо, прадед обладал каким-то особым даром, своеобразным чутьем на хорошую воду. У него были дети: старший сын Леонид погиб под Сталинградом, а дочь Наталья во время Великой Отечественной служила в авиационном полку парашютоукладчицей. Умер в 1976 году.

Эти скудные воспоминания дополняет старожил нашего села Владимир Никитович Белов.

– Я тогда был пацаном, но хорошо помню этого бодрого старичка. Он приходил в гости к моему деду, видно, сошлись на почве увлечения рыбалкой.  Он всегда носил усы и ходил в гимнастерке, подпоясанной ремнем. В общем, по виду совсем не был похож на Георгиевского кавалера. Хотя мы знали, что у него есть такая награда.

Матрос Елисеев  с «Аскольда»

Без имени-1

А вот еще один Герой – Гаврил Петрович Елисеев. Родом он из Тамбовской губернии, из крестьян, год рождения – 1890-й.

На вопрос чудом сохранившейся анкеты: служил ли в старой армии, когда и в какой части? – Гаврил Петрович собственноручно пишет: с ноября 1911-го по 1917 год во флоте матросом на крейсере «Аскольд».

Гаврил Петрович принимал активное участие в Октябрьской революции. В 1917 году в составе отряда моряков находился в городе Петрограде, а в 1918-1919 годах уже на Алтае был партизаном в отряде  Е. Мамонтова,  воевал против Колчака.

Как неожиданно выяснилось, родственницей Г. Елисеева является Мария Андреевна Гульева, жительница Поспелихи. Она рассказала, что его жена  Пелагея Петровна доводилась ей тетей. Семья была очень дружной. Между собой супруги обращались только так – Полюшка, Гаврюша. У них было трое детей. Старший сын Михаил закончил военное училище,  погиб на войне, другой сын тоже воевал, но умер рано, еще была дочь. Жил Гаврил Петрович в Поспелихе на улице Мамонтовской, 34. Сначала работал уполминзага (уполномоченный Министерства заготовок – А. Л.), а потом председателем райпо. Умер Г. П. Елисеев в 1975 году, похоронен на старом кладбище, за его могилой осуществляется уход.

В семейном архиве М. А. Гульевой сохранилась фотокарточка Г. Елисеева, сделанная в Париже. На ее обороте написано: «На добрую память братцу Трофиму Петровичу от брата Гаврила Петровича Елисеева. 1916 года, 14 августа».

Понятно, почему о той войне не рассказывали подробно ни в школах, ни в институтах. А ведь солдаты царской армии призыва 1914 года еще жили в середине 70-х годов прошлого века, т.е лично я мог бы еще послушать их воспоминания. Но на них никто не обращал внимания, они были просто забыты. Мне, например, казалось, что участников Первой мировой уже просто нет. А они в это время жили рядом с нами…

Справка

«Аскольд» – один из многих прекрасных кораблей, достойно носивших Андреевский флаг. Он был единственным пятитрубным кораблем в Русском флоте, имел прозвище «портсигар» и репутацию «счастливого» корабля.

02021030

В начале Первой мировой войны «Аскольд», бронепалубный крейсер 1-го ранга, находившийся на Дальнем Востоке, вошёл в состав союзной англо-французской эскадры для действий против германской крейсерской эскадры. Позже был направлен в Средиземное море, где принимал участие в боевых действиях против Турции и Австро-Венгрии, в том числе и в Дарданелльской операции. После длительного ремонта во Франции (с марта 1916) «Аскольд» в июне 1917-го прибыл в Мурманск и вошёл в состав флотилии Северного Ледовитого океана.

В 1918 году захвачен англичанами в Кольском заливе. Крейсер участвовал в операциях интервентов, а позже вошёл в состав британского флота под названием «Glory IV». В 1922-м выкуплен Советской Россией, но ввиду плохого технического состояния продан на слом и отбуксирован в Гамбург, где и был разобран.

Материал А.Лапенкова

Просмотров: 258